Preview

Образование и наука

Расширенный поиск

Международная академическая мобильность сквозь призму теории «мягкой силы»

https://doi.org/10.17853/1994-5639-2019-10-9-31

Полный текст:

Аннотация

Цель представленного в статье исследования – комплексно рассмотреть международную академическую мобильность студентов как компонент и ресурс «мягкой силы» государства в постиндустриальных реалиях.

Методология и методы. Методологической базой работы служили дискурсивный и концептуальный подходы к обсуждаемой проблематике. Использовались общенаучные методы: сравнительный и системно-структурный анализ, синтез, обобщение, компаративный метод. Данные статистических отчетов и глобальных рейтинговых систем обрабатывались посредством вторичного анализа. В соответствии с методом (тестом) Спирмена рассчитан коэффициент ранговой корреляции между численностью иностранных студентов в странах, вошедших в Топ-30 рейтинга «мягкой силы», и показателями рейтинга университетов мира.

Результаты и научная новизна. С опорой на аналитический обзор научных публикаций ученых Европы, США, России и Китая синтезированы теории «мягкой силы» и академической мобильности. Подтверждена гипотеза о наличии тесной взаимозависимости практического воплощения этих концепций. Академическая мобильность, в том числе виртуальная, показана как важный инструмент достижения геополитических и экономических целей как в долгосрочной, так и в краткосрочной перспективе. Вместе с тем установлено, что академическая миграция воспринимается неоднозначно: с одной стороны – с позиций экономическо-политической целесообразности; с другой – как следствие глобализации, трансформирующей архитектуру высшего образования. Если западные исследователи акцентируют позитивные стороны международного обмена студентами и учеными, то российский научный дискурс большей частью сосредоточен на негативных тенденциях данного процесса. Определены два направления формирования «мягкой силы» в области образования: подготовка будущих лидеров (элиты) и обучение рядовых граждан. Зафиксированы векторы обсуждаемого вида мобильности – западноцентричный (англо-американский) и новый, азиатский (евразийский), в котором особое место занимают Китай и китайский язык. Для уравновешивания образовательных потоков инициировано создание сетевого университета стран – членов ШОС. Обозначены препятствия на пути повышения эффективности его деятельности.

Практическая значимость. Материалы исследования и сделанные на их основе выводы расширяют представления о возможностях и ограничениях реализации академической мобильности, повышающей конкурентоспособность вузов. 

Об авторах

Д. М. Ковба
Институт философии и права Уральского отделения Российской академии наук
Россия

Ковба Дарья Михайловна – кандидат политических наук, младший научный сотрудник отдела философии 

Екатеринбург



Е. Г. Грибовод
Институт философии и права Уральского отделения Российской академии наук
Россия

Грибовод Екатерина Григорьевна – кандидат политических наук, младший научный сотрудник отдела философии 

Екатеринбург



Список литературы

1. Marginson S., Van der Wende M. Globalisation and higher education // OECD Education Working Papers. 2007. № 8. 85 p. DOI: https://doi.org/10.1787/173831738240

2. Chen Q. Globalization and Transnational Academic Mobility. The Experiences of Chinese Academic Returnees. Singapore: Springer Science+Business Media Singapore and Higher Education Press, 2017. 122 p.

3. Pan S.-Y. Education abroad, human capital development, and national competitiveness: China’s brain gain strategies // Frontiers of Education in China. 2011. Vol. 6, № 1. P. 106–138.

4. Zweig D. Learning to compete: China’s efforts to encourage a reverse brain drain // International Labour Review. 2006. Vol. 145, № 1–2. P. 65–89.

5. Van der Wende M. International Academic Mobility: Towards a Concentration of the Minds in Europe // European Review. Cambridge University Press. 2015. Vol. 23, № S1. P. S70–S88. DOI: https://doi.org/10.1017/S1062798714000799

6. Lee C. S. Global linguistic capital, global cultural capital: international student migrants in China’s two-track international education market // International Journal of Educational Development. 2019. Vol. 67. P. 94–102.

7. Teichler U. Academic Mobility and Migration: What We Know and What We Do Not Know // European Review. Cambridge University Press. 2015. Vol. 23, № S1. P. S6–S37. DOI: https://doi.org/10.1017/S1062798714000787

8. Geuna A., editor. Global mobility of research scientists, the economics of who goes where and why. Amsterdam: Elsevier BV, 2015. 310 p.

9. Pherali T. J. Academic Mobility, Language, and Cultural Capital: The Experience of Transnational Academics in British Higher Education Institutions // Journal of Studies in International Education. 2012. Vol. 16, Iss. 4. P. 313–333.

10. Otto D. Using Virtual Mobility and Digital Storytelling in Blended Learning: Analysing Students’ Experiences // Turkish Journal of Distance Education. 2018. Vol. 19, № 4. P. 90–103. DOI: 10.17718/tojde.471657

11. Никулина Т. В., Стариченко Е. Б. Информатизация и цифровизация образования: понятия, технологии, управление // Педагогическое образование в России. 2018. № 8. С. 107–113.

12. Карпенко М. П. Особенности использования методов формирования «мягкой силы» в государствах мира средствами электронного обучения // Человеческий капитал. 2016. № 4 (88). С. 17–19.

13. Rusakova O., Kovba D., Gribovod E., Popova N. Cultural Diplomacy as the Intellectual Capital of Soft Power Exercised by the Shanghai Cooperation Organization Member states // Proceedings of the 15th International Conference on Intellectual Capital, Knowledge Management & Organisational Learning ICICKM 2018 Hosted By University of the Western Cape South Africa 29–30 November 2018. Edited by Prof. Shaun Pather, 2018. P. 277–284.

14. Бондаренко В. В., Заугаров В. В., Селезнев П. С., Юдина В. А. Концепция совершенствования университетского обучения иностранных студентов в Российской Федерации в рамках политики «мягкой силы» // Гуманитарные науки. Вестник Финансового университета. 2018. № 8 (5). С. 6–18.

15. Сергеев С. О. Академическая мобильность как инструмент «мягкой силы» науки // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2015. № 6. С. 191–194.

16. Торкунов А. В. Образование как инструмент «мягкой силы» во внешней политике России // Вестник МГИМО-Университета. 2012. № 4 (25). С. 85–93.

17. Lomer S. Soft power as a policy rationale for international education in the UK: a critical analysis // Higher Education. 2017. Vol. 74 (4). P. 581–598. DOI: 10.1007/s10734–016–0060–6

18. Li J. Conceptualizing Soft Power of Higher Education, Perspectives on Rethinking and Reforming Education. Singapore: Springer, 2018. 251 p.

19. Bhuian S. N. Sustainability of Western branch campuses in the Gulf Region: Students' perspectives of service quality // International Journal of Educational Development. 2016. Vol. 49. P. 314–323. DOI: https://doi.org/10.1016/j.ijedudev.2016.05.001

20. Wojciuk A. Higher education as a soft power in international relations // Handbook of Cultural Security. Cheltenham: Edgar Elgar, 2018. P. 343–347.

21. Bilecen В., Van Mol С. Introduction: international academic mobility and inequalities // Journal of Ethnic and Migration Studies. 2017. Vol. 43, № 8. P. 1241–1255. DOI: 10.1080/1369183X.2017.1300225

22. Урри Дж. Мобильности / пер. с англ. А. В. Лазарева. Москва: Праксис, 2012. 576 с.

23. Грибовод Е. Г. Медиатизации политики в рамках теории мобильности // Мобильность как измерение мягкой силы: теория, практика, дискурс: сборник научных трудов по итогам I Всероссийской научно-практической молодежной конференции, 17 октября 2018 г., Екатеринбург: Дискурс-Пи, 2019. С. 56–68.

24. Русакова О. Ф. Мобильный дискурс в современных коммуникациях // Научные ведомости. Серия: Гуманитарная наука. 2014. № 13. C. 245–252.

25. Рязанцев С. В., Ростовская Т. К., Скоробогатова В. И., Безвербный В. А. Международная академическая мобильность в России. Тенденции, виды, государственное стимулирование // Экономика региона. 2019. Т. 15 (2). С. 420–435.

26. Macek A., Ritonija N. Virtual Mobility in Higher Education – The Case of DOBA Faculty // Studies from Education and Society. 2016. P. 98–106. Available from: http://irisro.org/edusoc2016nov/26MacekAnita.pdf (date of access: 14.06.2019).

27. Ковба Д. М. Академическая мобильность в высшем образовании в контексте теории «мягкой силы» // Дискурс-Пи. 2016. № 3–4. С. 181–185.

28. Ковба Д. М. Гражданское общество Китая в контексте теории «мягкой силы» // Теории и проблемы политических исследований. 2017. № 4. С. 197–205.

29. Nye J. The Future of power. New York: Public Affairs, 2010. 320 p.

30. Лебедева М. М. «Мягкая сила»: понятие и подходы // Вестник МГИМО-Университета. 2017. № 3 (54). С. 212–223.

31. Петрова Л. Е., Кузьмин К. В. Виртуальная академическая мобильность студентов посредством МООСS: методические решения преподавателя вуза // Педагогическое образование в России. 2015. № 12. С. 177–182.


Для цитирования:


Ковба Д.М., Грибовод Е.Г. Международная академическая мобильность сквозь призму теории «мягкой силы». Образование и наука. 2019;21(10):9-31. https://doi.org/10.17853/1994-5639-2019-10-9-31

For citation:


Kovba D.M., Gribovod E.G. International academic mobility through the prism of soft power theory. The Education and science journal. 2019;21(10):9-31. (In Russ.) https://doi.org/10.17853/1994-5639-2019-10-9-31

Просмотров: 352


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1994-5639 (Print)
ISSN 2310-5828 (Online)